Знаменитый японский писатель, мастер слова, Танидзаки Дзюнъитиро так писал о женщинах эпохи Хэйан в своем исследовании "Похвала тени", как о мистической красоте:

" Ограничив пространство на светлой земле четырьмя стенами, полом и потолком, наши предки создали здесь мир “тени”. Укрыв в глубине её женщину, они стали считать её самым белым человеком на свете. Если белизна кожи — необходимое условие женской красоты, то нам не оставалось делать ничего иного — в этом не было и ничего предосудительного.

Белые люди имеют светлый цвет волос, у нас же волосы тёмные — так сама природа учила нас законам темноты. Следуя этим законам, древние люди безотчётно постигали искусство показывать в темноте жёлтое лицо белым. Я уже говорил об обычае чернения зубов у женщин старого времени. Ему сопутствовал обычай брить брови. И то и другое было, очевидно, средством для подчёркивания белизны женского лица.

Но более всего меня приводит в восхищение краска, применявшаяся в старину для губ: она была того золотисто-травяного цвета, каким отливают крылышки одной породы жучков. Теперь ею почти не пользуются даже гейши из квартала Гион в Киото, а между тем в этой краске есть какая-то своя привлекательность, которую можно представить лишь в обстановке полумрака и колеблющегося пламени свечей. Женщины в старину намеренно скрывали алый цвет своих губ под слоем этой чёрно-зелёной краски, устраивая при этом на губах инкрустацию из мелких крапинок перламутра. Они сгоняли всякий признак румянца со своего обольстительного лица.

Когда я представляю себе молодую японскую женщину, озарённую неверным, колеблющимся светом светильника ранто и улыбающуюся этими зелёными губами цвета “болотного огня”, из-под которых чёрным блеском сверкают зубы, я не могу представить себе лица более белого. В том мире образов, который я себе рисую, эта белизна, бесспорно, превосходит белизну, присущую лицу европейской женщины. У представительниц белой расы эта белизна прозрачна, элементарно понятна и шаблонна — у японской женщины она в какой-то степени сверхчеловечна. Возможно, что такую белизну вы не увидите в натуре. Возможно, что это лишь игра светотени, капризная и мимолётная."